Главная » 2018 » Февраль » 10 » Прощение
11:59
Прощение

  В подъезде, на первом этаже, где я терпеливо выжидал его, было темно. Затаившись между подвальным помещением и лестницей я ждал своего выхода. Временами, я выходил на улицу покурить под карнизом, чтобы не быть замеченным и раскрытым. Иногда поднимался на второй этаж, чтобы посмотреть в окошко - не идёт ли он.

Двери жильцов открывались и закрывались. Кто-то выходил вынести мусор, кто-то выгулять собак, но никто так и не заметил едва слышных, скрывающихся в темноте шагов. Моих шагов.

В вечернем закате, завидев силуэт вдали, я сразу же его узнал. Это был он. Поставив на сигнализацию свой автомобиль он двинулся к подъезду. Следив и наблюдая за ним всю прошедшую неделю, я изучил его досконально. Выкинув едва подожженную сигарету в мусорку у подъезда, предварительно смяв её кожаными перчатками и превратив в нечто неопределенное, я проник обратно в своё ложе и стал ждать. Я знал, что возможные опрошенные свидетели с верхних этажей будут упоминать постоянные клубы дыма, подымающиеся из под карниза подъезда в тот час. Полицейские искали бы окурки у дома и пожалуй легко напали бы на мой след. Но как бы ни так!

 Следить и бездельничая ждать, выкуривая то одну, то другую, было довольно занимательным занятием, по сравнению с тем, что ждало меня впереди. Шаги. Открывающаяся дверь. Лишь силуэт мой мелькнул, в ту секунду, пока она не захлопнулась. Я бросаюсь на него и закрывая ему рот чёрной перчаткой, силой прижимаю к стене, отчего слышу легкий глухой щелчок головой о бетон. Едва заметный в темноте блик вынимающегося ножа - всё, что он успевает увидеть выпученными глазами, в свой последний момент жизни. Я с усилием бью правой рукой, всё так же закрывая его рот и прижимая голову. Удар. Печень. Удар. Сердце. Удар. Кишечник и возможно почки. Нож боевой и остро заточенный скользит, как в масле, заходя в его тело по самую рукоятку. Бью с ожесточением и под каждым ударом, его тело сокращается в судорогах. В его глазах застыли страх и беспомощность. Сопение прекратилось и завершающим, резким движением я перерезаю ему горло. Предсмертный затяжной хрип и его тело, обмякнув, скатывается по стене на пол залитый лужами его крови.

Ровно неделю назад моя жизнь перевернулась. Моя любимая женщина, с которой мы прожили вместе несколько лет в гражданском браке, меня предала. Похоже она давно меня разлюбила или ей просто захотелось новизны. Как тому положено, романтика постепенно испаряется, начинается суровый быт.

Всякий раз, возвращаясь домой непомерно веселой и уставшей, для сего периода нашего сожительства, она вызывала подозрения, которые я усердно пытался игнорировать. Когда наша сексуальная жизнь изошла на нет, под разными предлогами Ани, я забил тревогу. Гуляя с Жориком, моим кокер спаниелем, во дворе, я часто размышлял на тему того, как поступил бы в моей ситуации настоящий мужчина. Эдакий эталон мужского образца прошлых времен. Потому, как подавляющее большинство нынешних представителей сильного пола, стало довольно трусливыми заурядными существами, меня не интересовали современные ценности - я заглядывал в глубину истории. Другими словами я просто сошел с ума. Я был ранен. И был выкинут подобно пакету с мусором на улицу. Из-за этой боли я перестал видеть и слышать, всё, что происходит вокруг. В качестве наказание за предательство, я выбрал смерть.

Мои опасение подтвердились уже на следующий день, когда я, шагая по пятам моей "верной" супруги, от самого места её работы, увидел его. Эдакий джентельмен, он отворил перед ней дверь своего старенького Форда и сев на водительское, они, потянувшись навстречу друг другу, слились в поцелуе. 

Целыми днями после работы он возил её в разные места, и каждая их прогулка отражалась в моих глазах нашим с Аней прошлым. Каждая их прогулка, каждый романтический ужин, заканчивался в одном и том же месте. У него в квартире. Мне пришлось арендовать машину, чтобы не светиться на своей и продуктивно вести слежку за супругой. Я любил её. А она меня нет. Будучи правдолюбом, я понял бы её искренние раскаяния в том, что она полюбив другого, вынуждена оставить меня навсегда. И с дрожью в руках, я бы в последний раз обнял её, заглянув глубоко в глаза, пытаясь молча отговорить её уходить, остаться, не бросать меня. Но она ускользнула бы и с грустью в глазах, одарила бы меня взглядом жалости, взглянув напоследок, закрыла бы за собой дверь и ушла.

Но эта сука решила поступить иначе. Она предала меня, как предают своих товарищей на войне. Лёжа в одном окопе, истекая кровью, она оставила умирать, раненного меня, перейдя на сторону врага и сдавшись в его плен. Она решила работать на два фронта имея у себя меня, как запасной. На случай неудачи с новым - ещё не обстрелянным. Такого позорного унижения я не испытывал ещё никогда. Мои чувства, мои мысли говорили только одно - "Убей!".

Сбросив орудие убийства - мой коллекционный нож, я ушел дворами оставляя за собой кровавые следы на земле. Уже в подвале соседнего дома, я переоделся в заранее приготовленную чистую одежду и обувь и сложив заляпанное кровью одеяние в мешок, выбросил его в мусорный бак еще через пару кварталов. Дома, хорошенько отмывшись я достал бутылку пива и растянулся на диване в своей привычной позе у телевизора.

Она пришла намного раньше прежнего. Как и приходила раньше, до тех пора пока не стала "задерживаться" на работе.

На её распухшем от слёз лице, я увидал ужас и боль. Она не смогла скрыть эмоций, как мастерски делала это тогда и едва слышно разрыдалась, упав своей задницей на пуфик у раздевалки.

Я молча встретил её холодным  взглядом и проводив глазами на кухню, дальше уставился в ящик. 

Просмотров: 41 | Добавил: Suf | Рейтинг: 0.0/0