Главная » 2017 » Октябрь » 14 » На заводской. Обреченная.
22:46
На заводской. Обреченная.

На дворе стоял октябрь. Прохладный ветерок перебирал ее золотистые локоны. Каблуки выдавали цокот, который эхом раздавался на безлюдной, в этот час, "Заводской" улице.

На Заводской были неспокойные времена. Иногда ночью гремели выстрелы. Бедные, полуразваленные бараки, были напичканы нищими многосемейками. 

Короткая юбочка обтягивала выпуклые формы Саши, которая в этот час спешила домой из ночного клуба, пытаясь срезать пару километров через этот неблагоприятный район. Она поёжилась и сильнее укуталась в кожанную курточку.

В третий час ночи на улице не было ни души. Она это понимала и только поэтому осмелилась на столь отважный поступок. Фонари вдоль дороги светили бледно желтыми огнями через один, а то и через все пять. Приходилось проходить эдакий квест, пробегая по кромешной темноте до следующего фонаря. 

Саша была слегка пьяна. Этим вечером она отмечала свои двадцать три в компании своих лучших подруг. Выходя из клуба, она усадила девушек в такси, а сама направилась домой пешком, так как жила сравнительно неподалёку. 

У очередного фонаря, она достала из сумочки пачку тонких дамских сигарет и закурив, двинулась дальше. Холод пробирал её совсем ещё молодое тело, что она вдруг решила, что сигаретный дым коим то образом поможет ей согреться. 

Она думала, как следующим утром, она немедля зайдет в инстаграмм и выложит в свет свои новые фотографии с именин. Внезапно голос её мыслей прервал, голос обыкновенный, и вполне себе реальный. Мужской голос. Грубый и шепелявый, будто больной старик взывал о помощи. 

- Ну и куда же мы бежим, куколка? - Из за столба показалось два силуэта. Саша не могла разглядеть их, но вскоре ей посчастливилось это сделать. Так или иначе они направлялись к ней.

- Как тебя зовут принцесса? - окликнул второй.

Девушка поняла, что это обыкновенные в том районе хулиганы и резко развернувшись попыталась ускорить шаг.

- А чего мы такие неразговорчивые? - шаги позади стали чаще и девушка бросилась бежать.

- А ну стой сука, а не то хуже будет! - гопники кинулись в догонку.

Но куда было, хрупкой молодой девушке от них. Еще и на высоких шпильках. Александра несколько раз прокляла себя, за то, что поскупилась ехать на такси, когда падала на сырой холодный от дождя асфальт, подвернув ногу.

Она взвыла от боли и начала кричать, пытаясь отпугнуть преследователей своими криками, но в тот же миг получила ногой по голове. 

Сознание она не потеряла, просто почувствовала сильный толчок от чего потеряла дар речи. Из глаз брызнули слёзы.

Бугай, что повыше поднял её беспомощное тело за плечи и закрыл рот своей чёрствой, провонявшей дешевыми сигаретами ладонью.

- Будешь орать тварь, мы тебя не только выебем, но и башку нахуй отрежем! - сказал ей на ухо шепелявый. Изо рта его воняло не чищенными зубами и постоянным сигаретным послевкусием. В качестве доказательства, Саша услышала как щёлкнул раскладной нож и у неё вмиг затряслись ноги. 

Они потащили её куда то в темный угол улицы и зайдя за гаражи, кинули на пропахшую мочой сырую землю.

- Сначала делаем так! - скомандовал лысый шепелявый бугай. - Ты нам по очереди отсасываешь, ну а потом всё по сценарию! - он ухмыльнулся своему другу.

- Хы-ыых! - усмехнулся подельник, играя раскладным ножом в руке, - А я в задницу люблю! Хыыыхыыы!

Лысый принялся расстегивать ширинку.

- Ну чего ты сука тормозишь? Хыыы. Сиськи давай оголяй! - гопник указал ножом в область бюста Александры.

Девушка тряслась от страха. В голове до сих пор звенело от мощного удара и она рефлекторно стала стягивать с себя кожанную курточку. Саша в этот момент рассуждала так - что уталив их животные инстинкты, она останется живой, и завтрашнее утро начнет не с инстаграма, а с заявления в полицию, сидя в обшарпанном местном МВД. Она принялась расстегивать пуговицы на блузке, как позади насильников, появился едва заметный третий силуэт.

Глаза её всматривались в темноту, как бы пытаясь отыскать надежду в увиденном. В голове была лишь одна мысль - "Хоть бы это не был их друг. Только не трое!"

Не успела она открыть рот, как звонкий удар моего кулака размозжил мягкие, лицевые ткани обернувшемуся, проследившему взгляд Саши с членом на готове в руках, негодяю. Бугай издал непонятный хрип и рухнул в кучу собачьего дерьма аккуратно располагавшемуся под гаражом.

- Лёха! - второй разинул рот от удивления, получил пинок в живот и хлесткий удар в кадык. Изогнувший в коня, с шахматной доски он встал на колени и стал судорожно пытаться заного научиться дышать, но я немедля проломил ему голову, с усилием стукнув об угол железного гаража.

Я жил совсем недалеко и пришел на женские крики, так как мне не составило труда отодвинуть от себя компьютерную клавиатуру и броситься на помощь, кто бы там её не вопрошал. 

Сейчас я её герой, её спаситель. Хм. А она вполне себе ничего. Только ссадина на виске и тушь размыли слезы - смотрит на меня как на господа бога своего и отойти от шока не торопится. Но я знаю, что сознание её ликует. 

- Вставай! - говорю ей, - Пойдем, я провожу тебя! Я помогаю ей встать, взяв за нежные руки, и она с плачем кидается мне на шею. Её замерзшее, хрупкое тельце дрожит  повисая на мне. На своём герое!

Теперь можно думать всё, что захочешь - будет ли она мне верной женой или будет благодарить всю жизнь, рассказывая своим потомкам, что вот этот дядя, мол, спас вашу маму от хулиганов. Столько воды утекло с той поры. Она навсегда заречется обходить эту проклятую улицу за несколько километров, даже при свете дня. 

Но я вмиг обрываю, все эти грезы.

Я заламываю ей руки за спиной, что тело её парализует от боли. Немощные кисти её рук теперь в моей власти и я могу манипулировать ею как своей куклой. И наклоняю её вперед, к тому месту где лежит еле живой Лёха и ударом прижимаю её золотистую голову к холодной поверхности гаража. Свободной рукой сдираю этой суке юбку и засовываю сразу несколько пальцев в тёплую и слизкую пещеру между ног. Она всхлипывает, ничего не понимая. Нож, который я успел подобрать у кореша Лёхи я приставляю к её горлу:

- Пикнешь тварь, догадайся, что будет!

Доставая свой готовый уже к тому времени агрегат, я резко вхожу в её узкую пизду. Она вскрикивает. Сначала, мне кажется тесно, и я готов бросить эту затею, но я пробираюсь вперед и чувствую прилив сил. Я ебу эту суку схватив за голую задницу двумя руками, в одной из которой держу нож. Теперь она на крючке. Девка тихо рыдает и бьётся головой об гараж с каждым моим поступательным движением.

-УООООООХХХ! - пыхчу я как паровоз и прижимая её за бедра бурно кончаю прямо туда где начинал. Высунув член из её раздолбанной вагины я вытираю его об её черную юбку, прежде чем она, обмякнув, падает у моих ног.

Поднимая её за волосы, острое лезвие заносится у её шеи и перерезает девушке горло. Горячая кровь её фонтаном бьёт, на мычащего рядом гопника.

Стираю отпечатки с ножа и сунув его в руку Лёхе, накинув капюшон, удаляюсь восвояси. 

А почему, спросите Вы? Да потому, что на Заводской нет ничего светлого и праведного. А героев тут и подавно не сыщешь.

Просмотров: 44 | Добавил: Suf | Рейтинг: 0.0/0