Главная » 2018 » Август » 9 » Мост
20:28
Мост

  От сокрушительных рыданий, его тело содрогается в моих объятиях. Он сломан и тяжело дышит, глотая пустоту. Его слёзы повсюду, на моей рубашке, на плечах, они словно соляная кислота, обжигают окровавленные ссадины на моём теле. 

  Я крепко держу его и глажу по голове, как ребенка. Срабатывает инстинкт материнской ласки и его всхлипы постепенно угасают. 

  Четырехдневный запах перегара и напрочь опухшее лицо не вызывают во мне никакого отвращения. Я обнимаю его, словно единственного сына и держу... Держу, чтобы он не вырвался и не избил меня ещё раз. 

  Его комната превратилась в самую настоящую тюремную камеру. Оторванные обои, сломанная техника и кроваво-красные отпечатки костяшек пальцев на стене. Соседи уже несколько раз вызывали полицию за эти четыре дня. Но ему плевать. Он беспробудно спит. 

  Рука его медленно скользит по моей рубашке, прижигая спину тлеющей сигаретой, зажатой между пальцами. Он вновь тянется за стаканом, чтобы налить себе водки. Терплю.

  Сейчас слова бессмысленны. Я молча обнимаю друга. Он сопит и лезет прочь. Устал. Я выпускаю его. Еще один стакан  и его тянет к земле, к старенькому пружинному диванчику — его пристанищу в эту тихую ночь...

  Открываю окно на балконе и крепко затянувшись сигаретой, зажмуриваю глаза, погружаясь в горькие воспоминания минувших дней. В этот понедельник случилась страшная авария.

  Неуправляемый лесовоз вынесло прямо на встречную полосу, отчего наш автомобиль вылетел в воду. Огромный старый мост пролегающий через глубокую реку, соединяющую два города между собой, с громким скрежетом отворил перед нами перила. Он вел машину, а рядом дремала красавица жена. На заднем сидении был я и его восьмимесячная дочурка в кресле, которая крепко спала с пустышкой во рту. Не сделав он тогда резкий поворот, нас бы размазало, как танком и похоронило бы на этой автостраде. Я слышал лишь лязг ограждения и выразительный крик его жены на вдохе. Потом десять метров падения и толчок. Ей сразу сломало шею, едва машина соприкоснулась с водой. Подушки безопасности открылись слишком рано и от большого крена лишь усугубили наше падение. Моя кровь повсюду. Где-то в салоне плачет маленькая. Она выскочила из кресла и затерялась где-то в салоне. Он без сознания, лежит, ударившись головой об руль. Лицо в кашу и кажется вывихнуто плечо. Сейчас мы пойдем ко дну. Я осознаю весь ужас одолевший нас в этот злополучный момент, но не могу медлить. Мне нужно спасать себя. Спасать его семью. Вода уже подступает к едва открытым окнам и я собравшись силами лезу к ним вперед. 

  Я не смог вытащить их всех. Вода уже захлестнула салон авто и машина начала тонуть. Те дикие крики их малышки до сих пор звенят в моих ушах. 

  На второй день он пришел в себя. В рубашке родился. Сломан лишь нос и легкое сотрясение мозга. Когда он все осознал, то бросился на меня, как на злейшего врага, целые сутки дежурившего у его палаты. Он не мог простить мне того, что я вытащил его, вместо ребенка. И до сей поры не простил. 

  Теперь он сломан. Я последний человек, ставший старой, полуразрушенной опорой для этого тяжелого моста. Уже третий раз я вытаскиваю его из петли и не даю рухнуть. Кануть в пучину реки вслед за семьей, что у него была. За людьми, которых он любил и дорожил. Я знаю, что он рано или поздно уйдет. Обвалится с моей помощью или без. Здесь ничего уже не залатать и не замазать свежим цементом. Бессмысленно класть новый асфальт там, где образовалась бездонная пропасть. Поэтому я просто держу его и не даю упасть. Просто потому, что должен. Потому, что так заведено.

 

 

 

Просмотров: 35 | Добавил: Suf | Рейтинг: 0.0/0